• Вс. Окт 24th, 2021

Сегодня юбилей отмечает один из самых маститых кубанских журналистов Борис Золотов

Автор:admin

Июл 27, 2021

Помимо сегодняшнего 70-летия, Борис Васильевич Золотов отмечает в этом году полвека в журналистике, причем 15 лет из них он работает в «Кубанских новостях».

В среде журналистов не принято использовать отчество в общении друг с другом. Но к Золотову все обращаются исключительно БорисВасилич. И дело не только в возрасте, непререкаемом авторитете как профессионала или заслугах, которых у него более чем достаточно. Огромное уважение – вот причина, по которой даже самые прожженные акулы пера отходят от неписаных традиций. БорисВасилич – это поразительно добрый и мудрый человек потрясающе широкой души. Да, в этом году еще и 50 лет, как Золотов пришел в журналистику.

Мне посчастливилось работать бок о бок с Борисом Васильевичем несколько лет – мы сидели в одном кабинете. Между делом мы беседовали на самые разные темы, но, как правило, разговор быстро трансформировался в подобие интервью, где я – корреспондент, а Золотов – спикер, потому что его хотелось слушать и слушать.

Сегодня юбилей отмечает один из самых маститых кубанских журналистов Борис ЗолотовРассказчик БорисВасилич — замечательный

Его биография сама по себе является готовой книгой, которую стоило бы изучать на факультетах журналистики как пример верности профессии и ответственности. Человек прошел путь от механизатора до заслуженного журналиста Кубани, обладателя Почетного знака Союза журналистов России «За заслуги». За его плечами – легендарный журфак Московского государственного университета и Северо-Кавказская академия государственной службы (сейчас – Российская академия народного хозяйства.

Дело жизни

Одним из главных своих достижений считает издание книги, написанной его отцом, «История города Усть-Лабинска и ордена Ленина колхоза «Кубань». 1778–1975 годы». Титанический труд не был завершен при жизни Золотова-старшего. Когда книга была написана, не было уже не только знаменитого колхоза, но и той страны. Именно во время подготовки этой книги мы и работали вместе с БорисВасиличем в газете, поэтому часто наши разговоры касались истории, свидетелем и творцом которой он был. Рассказы, собранные из этих бесед, которые уж точно не планировались к публикации, и легли в основу этого материала.

Борис Золотов: «Эту книгу я должен был завершить в память о моем отце. Он, как и моя мама, прошел Великую Отечественную войну. Оба, помимо орденов, были награждены медалями «За взятие Берлина». Позволю себе несколько строк из книги, вернее из моего «Слова об отце».
«…В холодное туманное утро февраля 46-го года на станции Усть-Лабинская остановился воинский эшелон из поверженной Германии. Минута-другая, и сигнальные огни состава растворились в тумане. На перроне осталась маячить лишь одинокая женская фигура, рядом с которой на фанерке в потрепанной шинели, скорчившись, сидел отставной тяжелораненый офицер. Это были мои родители, вернувшиеся с фронта. Отца помогли сгрузить на перрон бойцы из ушедшего состава. А мама, попросив дежурного по вокзалу посмотреть за ним, опрометью помчалась на другой конец станицы за сестрой и санками. Вдвоем они и привезли его домой. Так закончилась военная эпопея моего отца, начавшаяся еще в 39-м году.
Батя долго дома не сидел. Как только встал на костыли, пришел редактором на районное радио. И потом почти 30 лет был редактором многотиражки ордена Ленина колхоза «Кубань» – предприятия, где трудились сразу пять героев Социалистического Труда. Поэтому и в выборе направления деятельности у меня не было сомнений – сельское хозяйство. Хотя все могло быть по-другому, если бы я однажды не пошел наперекор воле отца».

После окончания школы Борис Золотов поехал поступать в высшее военное училище в Ульяновске. Отец видел его будущее только в качестве офицера. Экзамены сдал успешно. Прошел зачисление. А за три дня до присяги сбежал, потому что понял, что военная служба – не его путь.

Гнев отца был сокрушителен: «Пойдешь работать в колхоз!» Поспоришь тут…

Его направили на курсы механизаторов широкого профиля и после их окончания определили в бригаду легендарного Михаила Клепикова, дважды Героя Социалистического Труда.

Борис Золотов: «Я пахал, особенно любил в ночную смену, была в этом особая романтика, косил, переворачивал валки, прятался от дождя в бункере комбайна. А какая техника была – на грани фантастики: ломалась через каждые пять метров. Так что и с ключами да кувалдами я тогда наигрался. Потом была армия. Отслужил. Отец уже подостыл, конечно. На третий день после моего возвращения говорит: «Нечего дома сидеть, иди в редакцию районки, тебя уже ждут». Он договорился, чтобы меня попробовали в газете «Сельская новь». До сих пор помню, с каким трепетом пришел в первый раз, как поднимался по скрипучим ступенькам в старую редакцию. Начало нового пути – всегда памятный момент».

Хочу писать

Начинающего сотрудника определили фотокором. Пошли трудовые будни. Из окна редакционной машины сразу все не увидишь. Не раз обошел, в редких случаях объехал, весь Усть-Лабинский район. Побывал на каждой ферме, в бригадах, где, как он сам говорит, его каждая собака знала. Молодого районщика заметили в Москве. Издательство «Колос», которое включало десятки отраслевых журналов, стало привлекать Бориса Золотова для фоторепортажей и написания статей.

Борис Золотов: «Мне всегда было интересно попробовать в профессии что-то новое. Наверное, я до сих пор так себя проверяю: чего стою в своем деле. Но бывали и моменты, когда такие «проверки» возникали из-за того, что я не имел права отказать. Так произошло много лет назад с Михаилом Ивановичем Клепиковым. Ему дважды Героя Соцтруда не просто так дали. По тем временам он собирал урожай по 47–50 центнеров с гектара при среднекраевом показателе в 30–32. Сахарной свеклы – до 500 центнеров! Подсолнечник – 24–28! Кроме того, он был зачинателем двух всесоюзных движений, которые распространились на весь СССР: «Умеешь сам – научи другого» и «Земля соседа – не чужая земля». Делегации со всей страны, из-за рубежа постоянно приезжали изучать опыт.
Естественно, ему надо было много писать – издательства рвали на части, требуя статьи о передовом опыте. А он хоть и грамотный мужик, но ни разу не писатель. И вот он мне как-то позвонил: будешь мне помогать? Условия Михаил Иванович поставил сразу: «Борь, подпись будет моя, а гонорар твой!»
И пошли мы писать. Журнал «Огонек», газеты «Известия», «Труд», отраслевые журналы. Кстати, для меня это был не только опыт, но и неплохой приработок. Например, моя фотография двух героев Соцтруда Клепикова и Третьякова попала в «Огонек» и за нее заплатили 21 рубль, а у меня месячная зарплата была 70.
Я до сих пор не могу отделаться от ощущения, что напечатанный в газете материал не мой. Это какая-то магия. Ты думаешь, пишешь, вычитываешь, что-то убираешь, что-то добавляешь, но все это происходит между тобой и листом бумаги. А потом твои мысли появляются на газетной полосе и их читают тысячи людей. Умом-то я все понимаю, но сердце все равно говорит: «Борис, да не может такого быть!»
Позволю себе в качестве лирического отступления один курьезный случай из журналистских будней. По субботам в клубе знаменитой четвертой клепиковской бригады проходил так называемый «Университет сельскохозяйственных знаний», где маститые земледельцы делились своим опытом. Звонит батя: «Сынок, я записал на магнитофон интересную дискуссию наших героев-бригадиров о выращивании сахарной свеклы. В многотиражку много не войдет. Тебе не надо в районку?» Я с благодарностью ухватился и накатал материал в целую страницу под подписью агронома клепиковской бригады Василия Федоровича Тищенко с банальным заголовком «Чтоб был весомым сахаристый корень».
Статья вышла. Утром сижу в редакции. Еще никого нет, и тут звонок. Звонит заведующий общим отделом райкома Балыкин. А голос у него всегда какой-то взбалмошный, что ли. Шумит в трубку: «А где редактор?» Говорю, что еще не пришел. «Тогда, – продолжает шуметь, – слушай и передай редактору, что в пять часов его и автора статьи ждет первый секретарь. Он тут вашу статью всю почеркал, писаки». Звоню редактору, так, мол, и так. Виктор Иванович Старостин, мой первый редактор, многое мне дал в познании журналистики и человеческого бытия. Он еще был дома. Выслушал меня и спрашивает: «Боря, а ты вычитал материал перед публикацией с автором?» «Нет», – говорю. «Ну как же так? – слышится в телефонной трубке. – Бери машину, езжай в райком и с газетой дуй к автору. Проработайте статью, чтобы вы были готовы к разговору с первым секретарем. На встречу пойдешь ты».
Еду в райком, беру у завотделом газету со статьей, исчерканной так, что трудно разобрать, что к чему, выслушиваю еще порцию подколок, что, дескать, учись писать, писака, и отправляюсь в бригаду. Агроном Тищенко был на месте. Так и так, говорю, Василий Федорович, я тут написал вашу статью и в пять вечера нас ждет первый секретарь для разговора. А первый секретарь – Николай Афанасьевич Артющенко, седовласый мужик голливудского типа, косая сажень в плечах, властный такой. Ну, словом, авторитетище!
Тут тон агронома Тищенко с приветственного переменился на раздраженный. Ну давай, говорит, сюда газету, посмотрим, что ты за меня там написал. А потом добавил: «С вами, журналистами, как свяжешься, добра не жди». Я молчу. А тот читает, читает материал, аж испариной покрылся. Потом снимает очки и говорит: «Борь, да все вроде правильно».
В пять вечера с тревогой, конечно, мы заходим в кабинет к первому секретарю. Тот резко встает из-за стола и через длинный кабинет идет к нам с улыбкой и вытянутой для приветствия рукой. Мимо меня – я первый стоял – обнимает крепко Тищенко и приговаривает: «Василий Федорович, дорогой ты наш, светоч земледелия, гордость района!» – и так далее. Смотрю на Тищенко, а у него разве что нимба над головой нет. Святой человек! Не успел я порадоваться за автора статьи, как первый секретарь обращается ко мне. «Борис, а ты что тут?» Потом понимает суть и восклицает: «Так это ты статью писал! Замечательно. Видишь, Василий Федорович, какие кадры у нас растут!» И продолжает, что собрал он нас для того, чтобы еще глубже осветить те моменты, который он подчеркнул.
Через час мы спускались по райкомовской лестнице. Агроном Тищенко, радостный такой, спрашивает: «Борь, а Борь, а когда мы статью писатль будем?» Тут уж буркнул я, дескать, когда посчитаю нужным, сам вас найду».

Редактор-депутат

Белореченск занимает огромную главу в жизни Бориса Золотова. Много лет он возглавлял здесь городскую газету, и это время пришлось на 90-е. Без всякого преувеличения редактор Золотов сделал «Огни Кавказа» одной из лучших районных газет Кубани, а возможно, и страны.

Сегодня юбилей отмечает один из самых маститых кубанских журналистов Борис Золотов Во время редакторства в «Огнях Кавказа»

Профессиональное владение всеми стилями от заметки до забытого всеми фельетона, а главное, журналистские расследования и смелость Бориса Васильевича сделали издание рупором того времени, и люди по-настоящему ждали каждого выхода свежего номера.

Борис Золотов: «Когда я приходил на очередное заседание Белореченского горкома партии, членом которого тоже успел побыть, директор химкомбината Алексей Алдошин, глубокоуважаемый мною человек, тоже член бюро, бархатным баритоном обращался ко всем присутствующим: «Плачу 50 рублей тому, кто не будет выписывать газету «Огни Кавказа». Шутил, конечно. Но и правда в этом была. Уж очень мы допекали его вопросами экологии в районе.
Вот еще одна история. Однажды в район на встречу с избирателями приехал Николай Игнатович Кондратенко. Он баллотировался в Совет Федерации. В то время травили его сильно. И уголовное дело возбудили якобы за измену Родине. И после крайисполкома, который в свое время возглавлял Кондратенко, он стал директором строящегося стекольного завода. Встреча на химкомбинате прошла на ура. После оваций я подошел к Николаю Игнатовичу и предложил ему поехать в редакцию и там с коллективом продолжить встречу. Он только и воскликнул: «Как же журналюги мне надоели!» Но, скрипя зубами, поехать согласился.
А теперь представьте картину. Я за рулем редакционной «Волги», Николай Игнатович рядом. А за нами следует его «шестерка». Заезжаем в редакционный двор, а тут яблоку негде упасть. Народу!.. И как только узнали? Протиснулись мы на второй этаж в мой кабинет. Ну и поговорили. Начали часов этак в пять, а закончили почти в двенадцать.
… Не знал я еще тогда, что спустя годы по заданию администрации Краснодарского края в соавторстве с журналистами «Кубанских новостей» Олегом Филипповым и Ваней Прытыкой я буду писать книгу-воспоминание о Кондратенко. Она так и называлась – «Батька Кондрат».
Когда мне в 1996 году предложили пойти на выборы в ЗСК от партии «Отечество» Кондратенко, я согласился. Там тоже пришлось пройти проверку, что называется, «на вшивость». В тот год мы приняли закон, по которому победителем выборов на пост губернатора становится тот, кто набирает 50 процентов плюс один голос. Кондратенко всех обошел, но явка избирателей составила 49,4 процента, если не ошибаюсь. А по голосам у Николая Игнатовича было куда больше 60 процентов. Вроде бы результат очевидный, но есть за что зацепиться. А Москве «красный пояс» на Кубани не нужен. И вот мы узнаем, что центр намерен признать выборы несостоявшимися и указом президента назначить главой края нужного человека.
Поздно вечером мне позвонил Николай Иванович Харченко, царство ему небесное, ставший потом одним из заместителей губернатора: «Срочно приезжай в ЗСК». В полночь был на месте. На Красной, 3, все окна горят, машины подъезжают-отъезжают, народ снует. Не хватает только человека с ружьем и пропуска на штык. Захожу в фойе, а навстречу Вера Федоровна Галушко, нынешний председатель городской Думы Краснодара, громким командным голосом вопрошает: «Борис, ты патриот Кубани или нет?» Отвечаю: «Патриот, патриот, а что случилось?» Надо было подписать письмо депутатов ЗСК на имя президента Ельцина с требованием назначить новые выборы губернатора. Я подписал. Хотя мы, кто участвовал в этом, прекрасно понимали, чем рискуем, так как, по сути, шли против воли Москвы. Последствия могли быть самыми разными. Из 50 депутатов подписали 27 – большинство. У Ельцина не было выбора, и он объявил новые выборы, в которых Кондратенко победил безоговорочно.

Сегодня юбилей отмечает один из самых маститых кубанских журналистов Борис ЗолотовОчередная лента победителя на краевом Празднике урожая и поздравление от Николая Кондратенко

Герои его публикаций

В «Кубанские новости» Борис Васильевич пришел в 2006 году на должность завотделом агропромышленного комплекса с места главного редактора газеты «Тихорецкие вести». Получается, что в этом году у Золотова еще один юбилей – 15 лет в «Кубанских новостях». В одной из бесед я спросил: «Вы, считай, четверть века были руководителем и в 55 лет согласились на должность журналиста. Не обидно было?» Борис Васильевич тогда посмотрел на меня с удивлением: «А что тут может быть обидного? При всей любви к районной газете здесь океанские просторы! Кубань – целая страна, и есть где приложить свои силы». О героях своих публикаций БорисВасилич говорит всегда с пиететом.

Борис Золотов: «А как по-другому, когда, считай, живешь с ними одной жизнью. Радуешься их успехам, огорчаешься неудачам. Герой труда Кубани, академик-селекционер Людмила Андреевна Беспалова. Ее боготворит весь край и не только. С ней мы написали десятки статей о таинстве селекции озимых зерновых культур. Семь миллионов гектаров в стране и почти столько же за ее пределами занимают кубанские сорта. Она достойный наследник и продолжатель дела великого селекционера Павла Пантелеймоновича Лукьяненко.
А вице-губернатор Кубани Андрей Николаевич Коробка? На редкость интересный собеседник. Вчерашний фермер и теперь куратор такого гигантского АПК, житницы России. Разве это не уникальная личность?
С бывшим вице-губернатором Сергеем Валентиновичем Гаркушей, ныне руководителем Национального научного центра риса, мы начинали рабочий день в семь утра. Я, если того требовала тематическая ситуация очередного номера, поджидал Сергея Валентиновича на порожках минсельхоза. Хоть часы сверяй. Без пяти семь мы уже жали друг другу руки. Минут 15 плотного разговора, и я ехал в редакцию с оперативным эксклюзивным материалом.
Спасибо заместителю министра сельского хозяйства Михаилу Николаевичу Тимофееву. Только с его помощью удавалось и, надеюсь, и дальше будет возможным публиковать аналитические материалы о состоянии рисовой отрасли Кубани.
Кстати, о рисовой отрасли. Наше знакомство с директором рисосовхоза «Приазовский» Славянского района Иваном Алексеевичем Сиротой состоялось уже давно. Иван Алексеевич вытянул тогда предбанкротное, если не ошибаюсь, хозяйство.
Герои труда Кубани Николай Васильевич Тимошенко, Евгений Иванович Тулинов также герои моих публикаций. Это люди, которые создают славу кубанского АПК, как и директор Каневского предприятия «Воля» Анатолий Николаевич Редько. Был директором школы, а теперь сельхозник от Бога.
Онищук Георгий Павлович, бывший директор племзавода «Васюринский» Динского района. Сейчас он на заслуженном отдыхе.
Ну как, пользуясь такой возможностью, не сказать спасибо сотням героев моих публикаций. Низкий вам поклон, и я счастлив, что мы встретились с вами на моей журналисткой дороге!»

Вот такой он, наш БорисВасилич. Простой, открытый, умный, добрый. Можно продолжать бесконечно. И спасибо вам за науку в профессии, за науку просто быть человеком, за то, что вы рядом и готовы разделить радости и печали, помочь и сказать свое слово, которое у вас всегда на вес золота. От всей души желаем вам, дорогой Борис Васильевич, здоровья и новых творческих удач. Мы уверены, что у вас впереди их еще очень много.

Сегодня юбилей отмечает один из самых маститых кубанских журналистов Борис ЗолотовЖурналист, писатель, мудрый человек
Фото из архива «КН»

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *