• Вт. Июн 28th, 2022

«Я есть»: как на Кубани помогают жертвам домашнего насилия

Автор:admin

Апр 6, 2022

В Краснодарском крае появилась новая общественная организация, куда могут обратиться в кризисной жизненной ситуации женщины с детьми.

Бью – значит люблю!

Сегодня эта девушка с удовольствием хлопочет по хозяйству, много улыбается, охотно поддерживает беседу и строит планы на будущее. Но еще полтора месяца назад Надежда не могла нормально спать, вздрагивала и встревоженно прислушивалась к малейшему шуму за дверью, опасаясь, что за ней пришел муж-тиран.

– Я читала раньше о домашнем насилии. Но не могла представить, что это произойдет со мной, – рассказала Надежда, – думала, что встретила своего принца, а оказалось – абьюзера.

Как и в абсолютном большинстве подобных историй, все начиналось красиво – ухаживания, цветы и клятвы в любви. Но после замужества свои чувства новоиспеченный супруг все чаще стал «доказывать» кулаками.

– Сначала поднимал руку раз в месяц, в две недели, а потом побои происходили через день. Поводом могло стать любое мое слово, то, что, по его мнению, я не так улыбнулась, не там присела, – вспоминает девушка, – я боялась, терпела, а еще в глубине души надеялась, что все образуется и ко мне вернется мой «принц», которому я когда-то отдала сердце.

Абьюз, или абьюзивные отношения, – это отношения с четко прослеживаемой ролевой моделью «агрессор/абьюзер»−«жертва». Агрессор нарушает личные границы жертвы, оказывает психологическое давление и подавляет волю, применяет эмоциональное, физическое, сексуальное и другие виды насилия. Сам термин «абьюз» происходит от английского слова «abuse» со значениями «злоупотребление, оскорбление, плохое обращение».

Чуда не произошло. Домашнего агрессора не остановило даже рождение ребенка. На людях муж изображал заботливого отца семейства, но за закрытой дверью квартиры для Надежды на протяжении шести лет творился персональный ад.

– Убегала к родным, знакомым. Каждый раз он меня находил, уверял, что сорвался в последний раз и больше такого не повториться. Но стоило вернуться, и я снова попадала в замкнутый круг, – призналась Надежда.

Когда заходит речь о домашнем насилии, или абьюзе, многие представляют себе маргинальные семьи, где муж не работает, пропивает зарплату жены и детские пособия. Соседи все время видят его супругу с синяком под глазом, а дети допоздна гуляют на улице, чтобы не идти домой. В реальности домашнее насилие – не редкость во вполне благополучных парах. Кроме побоев женщина может подвергаться сексуальному, психологическому и даже экономическому давлению. Многие так и не находят в себе силы вырваться из рук агрессора. Но если удается сбежать, жертва старается кардинально сменить обстановку, уехать подальше, чтобы ее не нашли. Этим женщинам помогают в специальных кризисных центрах. В Краснодарском крае с недавнего времени на одну подобную организацию стало больше.

Островок безопасности

Дом помощи женщинам и детям «Я есть» открылся три месяца назад. Но о молодой организации уже знают не только в Краснодарском крае, других регионах России, но даже за границей.

– Мы рассказываем о себе через социальные сети, мессенджеры. Предлагаем помощь. В настоящее время у нас три женщины с детьми. Одна из наших подопечных приехала из Ливана. Сама она русская, вышла замуж за иностранца, долгое время жила в чужой стране. В семье она регулярно подвергалась насилию, пока не решила бежать. Сейчас юрист-волонтер нашей организации оказывает ей содействие, чтобы определить по закону место жительство детей этой женщины с матерью. Чтобы отец не мог вывезти их за пределы России. Надежда из Краснодарского края. Она проходит у нас курс реабилитации вместе с дочерью. Также в центре дали убежище еще одной женщине с маленьким ребенком, – рассказала руководитель организации Юлия Некрасова.

Сама Юлия тоже имеет горький опыт домашнего насилия.

– Я не сталкивалась с физическим проявлением агрессии со стороны мужа. Но испытывала психологическое и экономическое давление. Только поняла и приняла это не сразу, – призналась Юлия, – раньше я, кстати, работала журналистом. Но меня долгое время тема домашнего насилия не интересовала. Пока случайно не наткнулась в социальных сетях на одно видео. На кадрах парень прямо на улице поднял руку на девушку. А та, вместо того чтобы убежать или позвать на помощь, безропотно пошла за своим мучителем домой. Во мне тогда что-то будто щелкнуло. Я задалась вопросом: почему так происходит и женщины добровольно живут там, где им делают больно?

Чтобы вникнуть в проблему, Юлия начала создавать проект помощи женщинам с детьми, которые подвергаются домашнему насилию. Много общалась с психологами, юристами, представителями общественных организаций, имеющими подобный опыт работы.

– Тогда я поняла, что также долгое время находилась в абьюзивных отношениях, где меня не уважали как личность, когда приходилось отчитываться за каждый потраченный рубль, буквально на пустом месте возникали скандалы. Мне не хотелось возвращаться домой. Даже после развода я еще несколько лет выходила из этого круга. Потому что уже бывший муж всячески старался сохранить надо мной контроль, – рассказала Юлия.

Сегодня она сама помогает побороть негативные последствия семейного насилия другим женщинам. Для этого учится на кризисного психолога.

– Наша организация не зря носит название «Я есть». Это отражение цели проекта – помочь женщинам, которые подверглись домашнему насилию, вновь завить о себе, как о личности, вернуться к полноценной жизни в обществе. В первую очередь тем, кто приходит в организацию, предоставляют безопасное пространство. Далее, если женщина остается, она проходит полугодовой курс реабилитации, – отметила Юлия Некрасова.

На этом важном этапе к оказанию помощи подключаются волонтеры – психологи, медики, юристы.

«Я есть»: как на Кубани помогают жертвам домашнего насилияЮлия Некрасова.
Фото: Антон Приходько

Среди таких добровольцев – специалист с пятнадцатилетним опытом работы в области кинезиологии Мария Орымбаева.

– Как волонтер работаю три месяца. Я – мама, которая растит ребенка самостоятельно, и понимаю многие моменты, с которыми приходится сталкиваться моим подопечным. Поэтому я за то, чтобы женщины помогали женщинам, – рассказала Мария.

С помощью специальных методик расслабления, воздействия на акупунктурные точки специалист дает возможность женщинам вновь обрести гармонию со своим телом. Улучшить эмоциональный фон. А еще через соцсети помогает организовывать гуманитарный сбор – детских вещей, продуктов, необходимых жертвам домашнего насилия. Ведь часто такие женщины уходят из дома, в чем были, успев прихватить с собой только самое важное и ценное – своих детей.

После курса реабилитации женщинам помогут найти работу или восстановить профессиональные знания. Для этого организация сотрудничает с центрами занятости. Самостоятельно обеспечивать себя и ребенка мечтает Надежда, с которой мы познакомились.

«Я есть»: как на Кубани помогают жертвам домашнего насилияМария Орымбаева.
Фото: Антон Приходько

– Сейчас я еще прохожу реабилитацию, как и другие женщины. А в будущем хочу выйти на работу. Предстоит еще много сделать, чтобы вернуться к полноценной жизни. Но я уже чувствую, что оживаю, и, надеюсь, пройдет время и я смогу с уверенность сказать обществу: «Я здесь, я есть!» – поделилась девушка.

У организации «Я есть» большие планы.

– Мы подали заявку на президентский грант. В будущем хотим охватить еще одно важное звено – профилактику домашнего насилия. Для этого создаем свой сайт, где будем рассказывать о том, как распознать агрессора, как поступить в той или иной ситуации. Также хотелось бы сотрудничать со школами и проводить беседы для старшеклассников, учить ребят уважать личные границы людей, – рассказала Юлия Некрасова.

Насилие начинается с неуважения

Юлия Некрасова также дала нашим читателям несколько советов, какие тревожные звоночки могут указывать на то, что вы попадаете в зависимость от абьюзера еще на этапе конфетно-букетных отношений.

– Любое насилие начинается с неуважения. К примеру, если вы замечаете, что ваш мужчина позволяет себе грубости в отношении окружающих – дворника, водителя, официанта, дальше такое отношение может быть спроецировано и на вас.

– Обесценивание прошлых отношений. Мужчины с нездоровой психикой часто плохо говорят о своих бывших женах и возлюбленных или обвиняют их во всех грехах.

– Гиперопека и социальная изоляция. Чтобы получить в будущем полный контроль над жертвой, агрессор старательно ограждает ее от любого внешнего влияния и тех сфер жизни, в которых та может почувствовать свою независимость. Это подается как забота: «Не иди без меня одна!», «Тебе это увлечение не подходит!», «Тебе лучше не общаться с этими людьми, они плохо на тебя влияют!». Агрессор делает так, чтобы женщина постоянно ощущала его присутствие. Даже когда он не рядом. Это проявляется в постоянных и навязчивых звонках, сообщениях – где ты, с кем, когда вернешься?

– Снижение личностной значимости жертвы. Безобидные, на первый взгляд, прозвища, типа «глупышка моя», «дуреха», «мышка», которые сначала влюбленная женщина не воспринимает всерьез, затем могут перерасти в оскорбления – «дура», «тупая», «уродина», а потом и вылиться в рукоприкладство. Агрессор обосновывает – я ее избил, потому что устал терпеть тупость своей женщины, лишние килограммы, которые она набрала после родов и т.д.

– Эмоциональные качели. Агрессор регулярно подает жертве противоречивые сигналы. Слова о большой любви и привязанности: «я без тебя жить не могу», «ты меня лучше всех понимаешь» – сменяются холодом и игнорированием: «у меня были дела, я был занят», «ты мне не интересна». Такие качели сопровождаются яркими скачками настроения у жертвы – от эйфории до острой душевной боли. Цель техники − истощить моральный ресурс жертвы, сформировать у нее хроническую тревожность, «подсадить» на потребность в одобрении и выработать эмоциональную зависимость от агрессора.

Цикл семейного насилия состоит из четырех фаз:

  1. Обострение – абьюзер пускает в ход придирки и эмоциональные качели, уровень тревожности жертвы повышается.

  2. Агрессия – вплоть до физического насилия.

  3. Стадия примирения – агрессор заверяет жертву, что такое больше не повторится.

  4. Второй медовый месяц – когда абьюзер некоторое время ведет себя положительно.

Но с каждым разом последние фазы сокращаются, а всплески ярости увеличиваются. И женщина попадает в замкнутый круг насилия. Более того, на фоне таких циклов у некоторых жертв даже формируется потребность ускорить наступление фазы «грубого насилия» − ведь за ней придет период приятного и безопасного затишья.

В России домашний абьюз – явление, которое, с одной стороны, распространено, с другой – является высоко латентным. То есть случаи насилия часто принято скрывать. «Бьет – значит, любит», «сама виновата», социальные предрассудки приводят к тому, что 70 процентов женщин, являющихся жертвами семейного насилия, за помощью никогда не обращались. По статистике, внешние факторы могут спровоцировать волну домашнего насилия. Так, в период пандемии и самоизоляции в нашей стране количество подобных случаев выросло в 2,5 раза. Аналогичная ситуация происходит и на фоне последних событий, связанных со спецоперацией на Украине и экономическими сложностями.

Дом помощи женщинам и детям «Я ЕСТЬ». Хочешь выбраться из цикла насилия? Мы поможем!

Сбор средств на нужды Дома «Я есть»: (номер карты) 5228 6005 8788 4992

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.